Разбор фильма подготовил студент Сценарного факультета МШК Кирилл Деминов

в рамках курса «Психология для сценаристов».

Преподаватель: Татьяна Салахиева-Талал

 

Рисунок1

 

Фабула

Эми и Ник — молодая бездетная супружеская пара, знакомая семь лет, в том числе пять из них в браке. После нескольких лет счастливой семейной жизни грянул экономический кризис и сокращение Ника на работе. Пара решает переехать из Нью-Йорка в Миссури, чтобы обеспечить уход за больной матерью Ника, впоследствии умирающей. Однажды придя домой, Ник обнаруживает, что супруга исчезла при обстоятельствах, похожих на похищение. Инцидент получает широкий общественный резонанс, поскольку Эми была прототипом для серии книг, написанных её родителями-известными психологами. Ник становится главным подозреваемым в возможном убийстве жены.

Эми Данн- красавица и умница, девушка на миллион долларов, самая лучшая женщина на свете. Есть только одна проблема: Эми не существует. Когда она исчезает, на самом деле, восстанавливается статус-кво: никакой Эми в самом деле никогда не существовало.

 

1)Нарциссическая структура личности Эми Данн.

 

 

Семейный контекст.

Рисунок2

Мать видит своего ребенка не таким, какой он есть, а таким, каким ей надо, чтобы он был. (Психодинамический подход Кохута и Миллера)

Родители Эми — детские психологи, вырастившие дочь в дисфункциональной семье и сделавшие ее «материалом» для книги-бестселлера о самой себе. Это идеальная пара, всем на зависть. Они тридцать пять лет живут вместе, рука об руку, находясь в таком глубоком слиянии, что похожи друг на друга, как брат и сестра. Они предугадывают желания друг друга, заботятся друг о друге. В пространстве этой пары не остается места для ребенка. У них рождается именно такой ребенок, какой им нужен — идеальный. Красивая, умная, беспроблемная девочка. Нужно разжать руки, чтобы впустить в объятия девочку — и сомкнуть их уже через нее. Но этого не случается. Неизвестно, что произошло, возможно, появление Эми слишком сильно угрожало целостности пары, и, чтобы не рассыпаться, не обнаружить собственную дисфункциональность, они отстранились от нее. Вместо того, чтобы обнимать — наблюдали, оценивали, изучали и использовали, описывая свои наблюдения в серии детских образовательных книг, героем которых стала чудо-девочка — Изумительная Эми. «Изумительная Эми всегда на шаг впереди меня», с горечью признается Эми на презентации последней книги о своем идеальном двойнике.

 

Расщепление в идентичности: «Идеальное Я» сталкивается с одобрением, «Реальное Я» — с пустотой и отвержением.

Рисунок3

Если бы Эми совершила хотя бы одну глупость, допустила хоть какую-нибудь детскую выходку — сломала позвоночник, прыгнув с качелей, порезала запястья, попробовала наркотики… Если бы Эми хотя бы на миг перестала стремиться стать своей идеальной сестрой-близнецом, и тем самым начать существовать в родительской реальности. Но Эми слишком умная и чувствительная, и она боится отвержения. Она боится, что, совершив глупость, потеряет родителей навсегда. Она настолько не уверена в их любви, что не решается быть ребенком.

«false self» (ложная самость)

 

 

Формирование нарциссической триады: стыд, унижение, грандиозность

Рисунок4

Дистанцировавшись, родители, фактически, производят на свет другую Эми — не только безопасную для их союза, потому что это не девочка из плоти и крови, но даже и очень полезную — Изумительная Эми приносит отличный доход, делая своих «родителей» состоятельными. Настоящая Эми явно не дотягивает. Будучи единственным ребенком в семье, она оказывается в ситуации жесткой, заранее проигранной конкуренции с сестрой-близнецом. Все, чего она хочет — чтобы ее заметили. Все, чего она хочет — чтобы ее полюбили. Она хочет почувствовать, что она есть. Что она — имеет значение.

Чем меньше искренней любви досталось человеку в детстве, тем безжалостнее он становится. Эми замечательный пример.

Человек с нарциссической структурой опыта влюбляется, когда ему кажется, что полюбили его сокровенное.

Эми выходит во взрослую жизнь, совершенно не представляя, кем она хочет быть и чем ей интересно заниматься. Сфера ее интересов абсолютно неразвита — несмотря на эрудицию, Гарвард, дарование писательницы. Эми обсессивно занята ожиданием встречи с человеком, который сделает ее настоящей, проявит, как фотопленку. И, как мы узнаем потом, горе тому претенденту на эту роль, кто решается отступить.

Ник — замечательный парень. Самый частый комментарий по поводу фигуры Ника — мол, не мужик, слабак, баба его «сделала». Ник не может «быть мужиком» по очень простой причине: единственная ролевая модель, которая есть у него по этому поводу — это пьяный отец, приходивший домой и бывший мужиком, бивший наотмашь и без жалости. Потом отец вовсе ушел из семьи, и рядом с Ником остаются только искренне любящие его мать и сестра, в чьих глазах он видит надежду и гордость: «Ты же не такой? Не такой?». Ник симпатичный, неглупый и небездарный. Но из своего прошлого он выносит мучительный, чудовищный стыд, глубинное убеждение, что с ним что-то не так. Сказывается жизнь со склонным к насилию отцом, будучи единственным мальчиком в семье. Ник прячет стыд за обаятельной улыбкой и ленивыми жестами, но он вылезает, травит, мучает. И тогда Ник обнаруживает, что есть очень неплохой способ справляться с собственным стыдом — нужно просто всем нравиться. Бесконечный поток позитивной обратной связи обнуляет стыд, делает его незаметным и словно бы не совсем настоящим.

И вот герои встречаются. Эми хочет обрести существование. Ник — убедиться, что он точно не отец. Эми стремится стать реальной. Цель Ника — стать ненастоящим, стать тем, кем он не является. Наши герои движутся в разных направлениях.

И еще одна маленькая разница есть между ними. В мире Ника есть люди, которые его действительно любят. У Эми есть только она — Эми.

Характерно и то, что ни один из них ничего не готов сделать для достижения цели самостоятельно. Они оба ищут для этого Другого, и, разумеется, находят его. Они оба строят отношения с самими собой. Они оба используют Другого как зеркало, которое держат перед лицом. Если зеркало перестает отражать красоту, его необходимо разбить и выбросить.

 

 

Начало сказочных отношений с нарциссом. Механизм идеализации/обесценивания. Идеализация

Рисунок5

Когда они встречаются, обнаруживается, что они подходят друг другу, как ключ к замку. Жажда Эми стать Изумительной Эми, убить ненавистную конкурентку и тем самым завоевать родительскую любовь так сильна, а стыд Ника, нуждающийся в компенсации, прямо пропорционален, что расстаться они не в силах. Как показывает дальнейшее — даже после «смерти».

Чтобы воплотиться, воскреснуть в этой любви, Эми играет роль Изумительной Эми, вызывая восхищение, привязанность, страсть. Все получилось. Она стала реальной. Она добилась любви, совершенно искренней. Ник тоже не внакладе — его полюбила такая потрясающая девушка, что можно перестать изо всех сил нравиться всем подряд. Она доказала, что Ник не его собственный отец. Она сняла заклятие. Стыда становится меньше, и Ник становится обычным. Не слишком внимательным, далеко не романтичным, не очень заботливым. Он просто расслабляется. Изумительная Эми решила не только эмоциональные, но и финансовые проблемы Ника, и сделала это легко и с удовольствием — и когда деньги внезапно закончились, он растерялся. Но пока Эми держит перед лицом Ника зеркало, отражающее отличного парня — все в порядке, можно лежать на диване и играть в «стрелялки».

Щемящая, пронзительная деталь — каждую годовщину свадьбы Эми устраивает охоту за сокровищами, оставляя намеки и подсказки на места их первых свиданий, поцелуев — ей так хочется иметь значение, она так надеется, что встретила человека, для которого все эти милые детали будут так же значимы, как и для нее. Эми нужна Изумительная Эми в качестве партнера.

Обнаруживается ловушка — чтобы быть вместе с Изумительной Эми, нужно стать Изумительной Эми. Нужно думать, как она, чувствовать, как она, дышать, как она. В фильме есть отличный эпизод, когда герои на первую годовщину свадьбы даря друг другу одинаковый подарок — дорогое постельное белье (в книге первая годовщина заканчивается ссорой, потому что Ник не может разгадать загадку Эми о каком-то памятном для них двоих — с ее точки зрения — месте). Расслабиться – не получится, Нику придется завоевывать ее каждый год. Каждый день.

Это не то, на что Ник подписывался. Он мгновенно чувствует себя небезопасно, отстраненно, одиноко. — у него заводится молоденькая любовница. Она, вероятно, много глупее и скучнее Эми, но она делает то, что Нику необходимо — обожая его, глядя на него с гордостью и надеждой, избавляет его от стыда. И тогда он может продолжать функционировать, попросту игнорируя существование Эми.

 

 

Обесценивание партнера и причинение боли как единственный способ спастись. «И тогда я решила, что я исчезну»

Рисунок6

Вероятно, история бы и тянулась как обычный адюльтер, если бы Эми не увидела, как Ник, выходя из бара с девушкой в снегопад, отирает ей губы пальцами для поцелуя ровно так же, как делает в вечер, когда впервые целует ее. Земля разверзается у нее под ногами. Снова неуникальна. Снова конкурентка. У нее отбирают то, что принадлежит только ей — Ника, который делает ее настоящей. У нее отбирают ее саму. Она больше не существует. Де юре не суицид, но де факто это смерть нарцисса.

Эми убивает себя, чтобы убить Ника. Чтобы наказать Ника, и завоевать любовь еще раз — на сей раз всей страны, с волнением и любопытством следящей за расследованием исчезновения красивой молодой женщины.

 

 

Новый этап в жизни нарцисса – новая грандиозность.

Рисунок11

Эми совершенно права: реальность можно творить, создавать. И если люди поверят в нее — какая разница, что было на самом деле? Эми постигает главный урок истинной грандиозности: чтобы стать Изумительной Эми, не нужно быть совершенством. Нужно, чтобы окружающие поверили, что ты совершенство. И Эми перестает творить себя, и начинает творить реальность.

 

 

 

2) Женская социопатия на экране

Рисунок8

Создательница Эми, романист Джиллиан Флинн, с гордостью описала своего персонажа как «социопатку», которая отличается разительным образом от канонического образа «сбрендившей суки». Типичные помешанные суки теряют контроль над собой, движимые женственностью и любовной страстью. (Гленн Клоуз в «Роковом влечении»). Социопатки напротив вовсе не рабыни своих эмоций. Терпеливые, но не щадящие, с ясными глазами и холодным расчетом, они — хамелеоны, которые надевают одну маску за другой. Интерес, забота, сочувствие, неуверенность, высокомерие, похоть, даже любовь — все, чтобы получить желаемое.

В западном телевидении социопатки в тренде: зачарованная аудитория наблюдает за сериалами, где социопатки стремительно продвигаются по карьерной лестнице, компетентные и сексуально привлекательные. Они расчетливы, но способны на риск. И демонстрируют впечатляющее отсутствие всякой эмпатии. С вершины своих достижений они аплодируют своему освобождению от «мерзких чувств», как будто это шаг вперед.

В чем заключается торжество социопаток на экране? Они, казалось бы, могут контролировать игровые системы неравенства, которые разворачиваются на работе или в личной жизни. Они хладнокровные, быстрые, уверенные. Они пренебрежительно относятся к деятельности домохозяек, матерей и секретарш. Они эффективно используют свой эмоциональный интеллект, манипулируя уязвимостью коллег.

Социопатия удобна, чтобы зализать раны от старых обид: забыть строгого отца, похотливого и тупого одноклассника в средней школе, несостоятельные сексуальные связи.

Но, барьеры, которые возникнут внутри, будут мешать самим социопаткам. Они будут казаться себе одновременно великими и ничтожными. Социопатия — одно из немногих средств, которые призваны утверждать силу женщины. Такова и Эми Данн – великая и ничтожная одновременно. Сама того не подозревая, она становится отмстительницей за всех использованных, брошенных, изнасилованных и униженных женщин. Она не хочет иметь детей, она способна подставить, она способна убить. И редкая женщина, пережившая собственный опыт унижения или насилия в отношениях, не ощутит в этот момент, вместе со страхом и отвращением, смутное торжество: «Так, сестра, так. За нас, за всех. Жги.»

Но в то же самое время, другие женщины, так называемые «эмпатки» будут называть их шлюхами, монстрами и дьяволицами. Социопаткам приходится постоянно доказывать себе, что они имеют право на «особое» поведение.

 

 

3)Особенности ценностей общества постмодернизма на примере фильма

Рисунок9

Эпоха постмодернизма началась тогда, когда стало ясно, что многое в мире не является тем, за что себя выдает, когда человек увидел, что созданная с помощью СМИ иллюзия реальности может оказаться убедительней самой реальности. Современные средства массовой коммуникации в политической, социальной, духовной сферах и т.д. становятся действенным и гибким инструментом манипулирования как общественным сознанием, так и сознанием отдельного индивида. Информационные технологии позволяют одну и ту же информацию оформлять и представлять таким образом, что она может вызвать как позитивную, так и негативную эмоциональную реакцию.

«Главное – это мы, а все остальное шум за сценой.» Но не просто мы настоящие, а мы идеальный образ, которым будут восторгаться все окружающие.

Характерные сцены:

Предложение выйти за него замуж Ник делает в окружении журналистов для усиления общественного резонанса и тем самым соответствия Эми своему альтер-эго (Супер Эми).

Фальшивая улыбка Ника на пресс конференции, приуроченной поискам жены.

Несуществующий поцелуй лжесчастливых воссоединившихся супругов, уже после убийства Дэйзи. 

Уже не роль идеальной жены, но роль жертвы, которую разыгрывает Эми в доме Дэйзи, режиссируя съемку с определенного выгодного ей ракурса и создающей свою альтернативную интерпретацию событий.     

Аналогичным образом ведут себя и представители СМИ, журналисты ищет наиболее красивую и резонансную историю, какие бы ужасы за ней не скрывались. Публика получает искаженную информацию в зависимости от которой меняется и восприятие реальности. Образуется альтернативная реальность, которая не имеет ничего общего с произошедшим на самом деле. Ник Данн из преступника и изменника в глазах общественности благодаря выступлению с наигранным спектаклем с раскаянием за измену и признанием в любви к жене превратился в любимца публики и самой Эми. Характерно в этой ситуации поведение журналистки, еще вчера обвинявшей Ника во всех смертных грехах, а сегодня в связи со сменой общественного мнения признающейся ему в любви и пытающейся загладить свою вину с помощью подарка в виде электронной собаки.

Таким образом, соотношение реальности и создаваемой иллюзии реальности является важной темой, отраженной в «Исчезнувшей» и отображающей ценности общества эпохи постмодернизма.

 

Автор разбора: Кирилл Деминов.